Часть 3. Говорим iForum-2018 — подразумеваем Smart Future

Александр Ольшанский: «Мы это то, во что мы верим, а верим мы в то, что видим, а видим то, что нам показывают соцмедиа».

iForum-2018 –  это, по сути, окно в наше умное будущее (Smart Future). В Части 1 и Части 2 нашей серии публикаций редакция уже осветила основные моменты того, что мы успели увидеть на большом мероприятии iForum-2018 — более 120 докладов и 12000 посетителей.

Настоящая публикация является заключительной частью цикла наших статей об iForum-2018. Здесь мы предлагаем изложение выступлений, которые помогут вам посмотреть на устоявшиеся темы и общепринятые мнения с неожиданной стороны.

На iForum-2018 его соорганизатор Александр Ольшанский поднял, как всегда, неожиданные темы, поставил острые вопросы, осветил с критического ракурса устоявшиеся мнения, что позволяет, порой, поменять свою точку зрения. Ниже представлены конспекты двух его выступлений.

Главный вопрос: имеет ли право Facebook искривлять реальность

Александр Ольшанский  в начале выступления  отметил, что тема его доклада  “Интернет — искривление реальности” не случайна, она является продолжением его доклада на прошлогоднем iForum. Тогда речь шла о фейк-ньюс, эта тема тогда только начиналась раскручиваться, а сегодня набирает еще больше оборотов в связи со всей историей Facebook и допросом Марка Цукерберга в Сенате США. Вкратце изложим основные моменты доклада А.Ольшанского.

Этот допрос произвел странное впечатление. Мы смотрим на мир через Интернет глазами Facebook, YouTube ряда других соц. сетей. Если они рассказывают о событии, значит, оно есть, а если его в этих соцсетях нет, то его как бы и не существует. В Украине отключили ВК и «Яндекс». К «Яндексу» были претензии, поскольку он искажал реальность. Все помнят, что «Яндекс» во время Революции показывал перекрытие мостов. А в реальности этого не было и в помине. Но какие претензии к Facebook (= к М.Цукербергу)? По факту,  в том, что он не достаточно хорошо искажает реальность. С одной стороны, мы хотим, чтобы в Facebook не распространялась информация о порнографии, насилии, о самоубийствах. Но с другой стороны, мы понимаем, что таким образом мы искажаем реальность. В 700 км от нас в нашей стране идет война, при этом в Facebook мы не можем показывать сцены жестокости, насилия и т.п. У нас есть прослойка людей определенного возраста, которые считают, что эта война выглядит так, как война в компьютерной игре.

Мы все больше будем зависеть от того, как формируется наша лента постов в социальных медиа. Претензии к компании Cambridge Analytica в том, что она влияла на выборы кандидатов на должность Президента США посредством того, что, изучив профили пользователей Facebook, она на основании этого встраивала в ленту каждого пользователя рекламу в соответствии с особенностями его профиля, чтобы подыграть одной стороне на выборах. Т.е. искажала реальность, как в кривом зеркале, — для каждого пользователя отдельным способом. Я посмотрел допрос М.Цукерберга в Сенате США и там его спрашивали о чем угодно, включая о конфиденциальных данных, но дело-то в инструментах искажения реальности. Никто не задал главный вопрос: имеет ли право Facebook, Google, YouTube и др. соцсети  искажать реальность мира. Ответ один — да имеют, по решению суда таким-то и таким-то способом, заранее об этом сообщив.

Facebook и Google недавно заявили, что они будут бороться с рекламой криптовалют.  Криптовалюта — это что? Вселенское зло? Почему они решили с криптовалютой бороться? Я написал статью о криптовалюте, мы мониторим отклики и видим, из-за ключевых слов в статье о криптовалюте она не появляется в лентах у наших подписчиков. Т.е. Facebook откровенно занимается искажением реальности. Насколько мы готовы невыборному органу в лице Facebook, Google  давать в руки этот инструмент искажения. В Сенате США не поднимали вопрос о том, что эти соцсети злоупотребили этим инструментом, и что они его используют, не имея на то никакого права. Претензия была в том, что, по мнению американского законодателя, инструмент попал не в те руки и использовался не так, как нужно. Но тогда давайте договоримся о том, что такое нужно. Я привел пример об освещении войны, как искажении ее восприятия. Еще пример — я активный член ассоциации владельцев оружия. Facebook решил, что оружие это плохо, хотя американская Конституция решила, что это хорошо. И кто в современном информационном мире сильнее: М.Цукерберг или американская Конституция. В реальной жизни оказывается М.Цукерберг. Чего стоит история с блокировками украинских аккаунтов при помощи мощных бот-атак из России.

Насколько мы готовы вручить неизбранным людям такую власть? Если ничего не делать, то через 3-5 лет мы окажемся в ситуации, когда на выборах кандидатов будет определять не их программы, а 3-4 крупные социальные сети, глазами которых мы будем смотреть на мир. Мы знаем о нашем правительстве, министрах в значительной степени из Facebook. Я наблюдаю баталии в Facebook по реформе здравоохранения. Но представьте себе, что завтра некто, договорившись с Facebook (не хочу никого обвинять) или воспользуется теми же инструментами, что и Cambridge Analytica. А ведь бизнес Facebook собственно и заключается в изучении нашей психологии и предпочтений, у него такая бизнес-модель, он не раскрывает никаких конфиденциальных данных, он изучает наше поведение. Кто-то договорится с Facebook, и они похоронят медицинскую реформу. Это легко сделать, манипулируя общественным мнением, этим колоссальным ресурсом. Это гораздо более серьезная проблема, чем нам кажется.

Нужно помнить, что все тоталитарные режимы в 20 веке были построены на радио. Когда возникло радио, у людей еще не было привычки фильтровать, что на нем говорят. Появилась возможность манипулировать колоссальным количеством людей. Так были построены режимы Гитлера, Муссолини, Советского Союза, Мао, Франко. В 30-50 годах прошлого столетия тоталитарные режимы были построены с помощью средств массовой информации — вначале радио, а потом телевидения. Сегодня интернет дает 10-100-кратную власть над нашим мышлением. И для меня не понятно, почему в истории с М.Цукербергом не был задан главный вопрос: имеет ли право медиа искажать реальность и если да, то каким способом. Имеют ли они, к примеру, право ограничивать рекламу сладких напитков потому, что это плохо. А через несколько лет окажется, что напитки с сахорозаменителями оказали вред на здоровье людей. Кто за это будет отвечать?

Такого рода проблемы будут сильно определять наше будущее. И мы от него будем зависеть. Мы это то, во что мы верим, а верим мы в то, что видим, а видим то, что нам показывают соцмедиа.

Приватный блокчейн — это ересь, как разлив радия по бутылочкам

На пресс-конференции при обсуждении вопроса по блокчейну Александр Ольшанский привел оригинальное сравнение. В начале 20 века, когда открыли радиоактивный химический элемент радий, его разливали в виде крема по бутылочкам, и люди мазались им, думая, что это поможет омолодиться, но потом выяснилось, что не очень хорошо для здоровья. С блокчейном примерно такая же история. Сегодня госорганы разливают радий по бутылочкам [внедряя приватные блокчейны — прим. ред.].

Есть миф о том, что  блокчейн это технология, которая не позволяет фальсифицировать записи задним числом. Это миф. Блокчейн позволяет фальсифицировать записи и гораздо легче, чем любая другая технология. В нем даже нет никаких паролей и т.п. элементов безопасности. Что мешает фальсифицировать запись? Это наличие криптовалюты на основе  технологии блокчейна. Если в блокчейне нет криптовалюты, то он вообще не гарантирует никакой безопасности. Поэтому все эти рассказы, что мы построим какой-то отдельный частный (приватный) блокчейн и переведем туда земельный кадастр — это ересь! При такой реализации технологии блокчейна он обеспечивает антибезопасность.

Апелляция к миру в том, что там приватный блокчейн работает — это никакой не аргумент, потому что эта технологии находится на передовой [волне современных технологий, совершенно еще не апробированных практикой — прим. ред.].

Технологии баз данных на основе распределенных реестров, по типу как в блокчейне, существовали очень давно — и тут нет ничего нового. В том, что ноды [узлы в сети реестров — прим. ред.] такой базы данных могут контролировать друг друга, тоже нет ничего нового. Если решение по блокчейну не подкреплено экономическим интересом владельцев нод [как у владельцев-майнеров, заинтересованных в поддержке правильности записей на нодах, поскольку им за это начисляется криптовалюта! — прим. ред.], то они между собой могут договориться, поменять записи задним числом, при этом никаких следов не остается, и не существует никаких способов проверить изменены ли записи.

* * *

Видеозаписи всех выступлений на iForum-2018 можно найти через программу конференции. Если вы не смогли прийти на Форум или не успели там посетить какой-либо доклад, то можете воспользоваться этой ссылкой и найти в программе конференции интересующий вас доклад и в правом верхнем углу от него по значку видео вы выйдите на нужную вам видеозапись.